Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Тюдоры и Йорки - 2
sigrig
mirrinminttu
Вторым ребенком Джорджа Кларенса была Маргарет Плантагенет. Строго говоря, ни она, ни ее трагически погибший в Тауэре брат не могли иметь претензии на престол Англии, потому что их батюшка, герцог, был объявлен своим братом Эдвардом государственным изменником, и в том же Тауэре казнен. Так что, если бы Анна Невилл не разбудила лихо из лучших побуждений, и если бы Ричард III любил свою жену меньше, все могло пойти в жизни детей герцога Джорджа по-другому. Или нет. По сравнению с Тюдорами, чья королевская кровь соединяла их только с французскими Валуа (да и то неизвестно, была ли Екатерина Валуа замужем за Оуэном Тюдором, или они обошлись без формальностей), и с поставленной вне закона наследования линией Ланкастеров, дети Джорджа Плантагенета явно выигрывали. Генри VII потому и поспешил выдать 14-летнюю Маргарет сразу в 1487 году за сводного племянника своей матушки, сэра Ричарда Поля.

говорят, что это - портрет Сесили того времени, но не поручусь

Ричард Поль был членом клана, можно сказать. Тоже происходил из Уэллса, и тоже был, в глазах английских лордов, никем. Собственно, у него не было даже денег, за его похороны заплатил король.
Судя по всему, леди Маргарет была женщиной решительной. Это от нее Катарина Арагонская узнала о судьбе Эдварда Варвика. Это ее дети стали надеждой партии йоркистов в 1530-х годах. И это ее сын, Реджинальд Поль, стал рассматриваться подходящей партией для леди Мэри, Мэри Тюдор. Что привело леди Маргарет и ее старшего сына на плаху. Погибли бы и остальные дети леди Маргарет, но самого Реджинальда Гарри просто не мог достать, за границей был и еще один сын Маргарет, Джеффри. Сын Артур успел сам умереть в 1535 году. Преследований ухитрилась избежать только дочь, Урсула - что само по себе чудо, если учесть, что амбициозная матушка выдала ее за наследника герцога Бэкингема, казненного королем. Возможно, потому, что Генри Стаффорд сознательно держался тише воды, ниже травы. Среди Стаффордов встречались такие личности – хорошие администраторы собственного хозяйства, ученые книжники. Этот был, на свое и жены счастье, именно из их числа.



Графиней Салсбери Маргарет Поль стала по своему праву: ее казненный брат был графом не только Варвика, но и Салсбери – титулы, унаследованные от деда. Большой Гарри восстановил Маргарет во всех правах. Более того, король взял на себя все расходы по воспитанию сына Маргарет, Реджинальда, который рано показал себя человеком больших способностей. Не был Гарри равнодушен и к трагедии, случившейся с братом леди Маргарет. В конце концов, дети герцога Кларенса приходились ему кузенами. Собственно, практически первым же своим указом он назначил леди Маргарет содержание в 100 фунтов. Для него заговор, в котором графиня Салсбери не только была замешана, но и стояла в самых истоках, был личным потрясением. И он повел себя соответственно, ужаснув всю Европу тем, что отправил 68-летнюю женщину такого ранга на эшафот. Для европейцев это было даже большим шоком, чем казнь Анны Болейн, которая была никем не любима, и чьи права на титул королевы никогда королевскими дворами не признавались.

Оставлю пока детали заговора в стороне, и покажу других претендентов и трон и заговорщиков.
Как известно, у Сесили Невилл и Ричарда Йорка детей было много. Помимо четырех сыновей, было у них три дочери: Анна, Элизабет и Маргарет.

Анна

Анна была выдана за герцога Экзетера ребенком. Амбиции Гордячки Сис и разумная предосторожность, как понимаете: герцог был правнуком Джона Гонта, и был следующим в линии ланкастерианского наследования после короля Генри VI. Герцог Экзетер был, тем не менее, человеком тяжелым, гордым, и до мозга костей полным собой и своей ланкастерианской династией. Родню жены он ни в грош не ставил, и воевал против Йорков, пока его партия не проиграла, и ему не пришлось бежать в Шотландию вместе с королевой Маргарет. Брак, тем не менее, принес свои плоды: земли и титул герцога были переданы новым королем сестре. После этого с изгнанным экс-герцогом можно было и развестись. А дочь от этого брака, единственную наследницу, выдали за сына Элизабет Вудвилл от первого брака с Греем, но она очень рано умерла.

Потом Анна Плантагенет вышла за Томаса Сент-Легера, и у них тоже была дочь, унаследовавшая большие владения, вышедшая замуж и имевшая кучу детей. Анна успела умереть до того, как все смешалось в доме Йорков. Теоретически, ее потомки могли рассматриваться претендентами на трон, или хотя бы быть ценными союзниками.

Элизабет Плантагенет вышла замуж за Джона де ла Поля. Вот дети от этого брака и стали в центре одного из первых заговоров против Тюдоров. Джон, граф Линкольн, был обозначен Ричардом III, как наследник престола. Джон погиб, сражаясь против Тюдоров, и эстафету перехватил его брат, Эдмунд. Как ни странно, Генри VII передал Эдмунду титул герцога Саффолка. Возможно, в надежде, что это его утихомирит. Не утихомирило! Тем более, что титул герцога вскоре был королем понижен до титула графа. В 1501 Эдмунд де ла Поль сбежал из Англии, и начались его метания по Европе в поисках тех, кто готов воевать против Тюдоров. Но снова в игру вмешалась английская погода, занесшая в загребущие руки Генри VII Филиппа Бургундского, сына императора Максимилиана, союзника Эдмунда. Филиппа обменяли на Эдмунда с условием, что де ла Полю не причинят вреда. Снова странность характера Генри VII: он свято исполнил договор. Эдмунда пристроили в Тауэр, но не казнили. Возможно, просто потому, что он никогда не был популярен среди англичан-йоркистов. Правда, Генри VIII не был намерен рисковать, и графа казнил в 1513 году.

Ричард де ла Поль, младший брат Эдмунда, присоединился к брату в 1504 году. После казни Эдмунда, он стал называть себя герцогом Саффолком и законным наследником английского трона. Что самое интересное, до смерти брата Ричарда никто из заграничных монархов всерьез не воспринимал. Но потом он, во-первых, стал просто ценен для королей Франции как угроза Тюдорам, и, во-вторых, постепенно доказал, что является довольно талантливым полководцем. К тому же, он подружился с новым королем, Франциском I, еще в те времена, когда тот был дофином. Генри VIII отнесся к угрозе по имени Ричард более, чем серьезно. Был завербован в агенты музыкант де ла Поля (Петрус Аламир), был даже послан наемный убийца. Координирование проекта взял на себя кардинал Волси.

Первым из десперадо был Персиваль де Матте, фламандец. Почему-то он завалил своих работодателей деталями повседневной жизни Ричарда де ла Поля, не сделав ни одной попытки его убить. Следующим был профессиональный солдат, называвший себя капитаном Симоном Франсуазом, но и здесь что-то не сложилось. Третьего, Роберта Латимера, изловили французские власти. Об этом Ричарде писать можно много, потому что жил он ярко, можно сказать. Но особого смысла нет, потому что погиб он при Падуе, воюя на стороне французов.

Третья дочь Йорков вышла замуж в Бургундию, и, конечно, поддерживала деньгами и связями все йоркистские заговоры против Тюдоров.

Но потомками Йорков дело не ограничилось. Против Тюдоров начали строить заговоры и потомки короля Эдварда IV от Элизабет Вудвилл, которым сами же Тюдоры и открыли путь, аннулировав факт их бастардизации. А было их много, очень много, хотя не все вступили в опасную игру.

дочери короля Эдварда

Екатерина Йоркская, шестая дочь, была выдана Генри VII за Уильяма Кортни, наследника графа Девона. Каким-то образом этот сторонник Тюдоров ухитрился завязнуть в делах Эдмунда де ла Поля. Скорее же всего, попавший в Тауэр Эдмунд просто оговорил некоторых ноблей, против которых что-то имел. Генри VII счел за благо Уильяма Кортни посадить в Тауэр на долгие годы. Освободил его только Генри VIII. Тоже сразу после коронации. Но здоровье Уильяма было подорвано, и он вскоре умер. Чтобы как-то компенсировать семье учиненную несправедливость, Гарри сделал сына Екатерины и Уильяма (т. е. своего кузена по материнской линии) маркизом Экзетером. С Екатерины, тем не менее, было довольно. Оставшись вдовой в 31 год, она приняла обет целомудрия в присутствии епископа Лондона, и не стала больше пытать счастья в замужестве.

Маркиз Экзетер был еще одной простой душой, павшей жертвой интриг против Тюдоров. Не в том смысле, как был граф Варвик. Просто Генри Кортни был честным, прямым и несколько наивным человеком. И действовал всегда так, как требовали его понятия о чести. Если он считал себя другом Катарины Арагонской, то он продолжал с ней переписываться, игнорируя запреты. Если он состоял в переписке с Реджинальдом Полем, то он и эту переписку продолжал. Гарри знал за маркизом его особенности, и смотрел на нарушения сквозь пальцы.

К сожалению для маркиза, его супруга, Гертруда Блант, была женщиной, склонной к интригам. Хотя и она была немало обязана королю Гарри. Например, в честь ее замужества был устроен турнир, обошедшийся королю более, чем в сотню фунтов. Гертруда не была ни умницей, ни эрудиткой, но она умела быть верной. Оба супруга сошлись в верности католической религии. Маркиз – потому что он категорически осуждал методы реформации, и ее центральную фигуру, Кромвеля. Маркиза – просто потому, что она была предана королеве Катарине, потому что она была воспитана католичкой.

Маркиза Экзетер вместе с графиней Салсбери и стали душой самого серьезного заговора против Генри VIII.
Метки:

?

Log in

No account? Create an account