mirrinminttu (mirrinminttu) wrote,
mirrinminttu
mirrinminttu

Category:

Тюдоры и Йорки - 1

Нашла новую информацию, проливающую свет на странный момент в правлении Генриха VIII. Для меня все это время оставался непонятным узел, в котором сплелись отношения Гарри, Катарины Арагонской и Мэри в начале 1530-х годов. Нет, с эмоциональной подоплекой все было почти ясно, хотя и там присутствовали довольно противоречивые сигналы, но… Во-первых, почему, все-таки, королева подвергла себя довольно серьезной опасности, отказываясь просто удалиться в монастырь, и освободить место для Анны Болейн? Во-вторых, почему Гарри разлучил мать и дочь, что выглядит просто неоправданной жестокостью? В-третьих, почему он, под угрозой смерти, выдавливал от некогда обожаемой дочки письменное признание того, что она считает брак своей матери недействительным, а себя – бастардом? Не пустой угрозой, между прочим, и Мэри это понимала.



Не секрет, что мало кто из историков восхищается этим королем. Даже признавая то, что он был великим королем, сформировавшим основу для величия своего королевства, его не любят. В самом деле, любить Большого Гарри было делом сложным. Даже в околоисторическом сериале «Тюдоры» красавчик Генри начинает выглядеть, довольно скоро, просто страшным, несмотря на вполне привлекательную внешность. Таким он и был, собственно – страшным, жестким человеком, не испытывающим ни к кому постоянной привязанности (обычная черта, по-моему, свойственная очень многим и не-королям), готовым на все ради достижения цели, даже если эту цель видел он один. Честное слово, вся свистопляска вокруг многочисленных жен – это только круги на воде. А каждый круг, разумеется, начинает расходиться от чего-то вполне конкретного.

В трех вопросах, не дававших мне покоя, таким источником были попытки реставрировать Йорков на троне Англии.

Конечно, и эта мысль – только теория, по которой поработал историк Десмонд Сьюард: (Desmond Seward), The Last White Rose (the secret wars of the Tudors). Положа руку на сердце признаю, что это – не самое аккуратное исследование. С другой стороны, ведь по каждому временному отрезку, по каждому персонажу правления Тюдоров написаны буквально сотни томов. Свести всю эту массу довольно противоречивого материала в 350 страниц читабельного текста можно только, если есть ведущая версия, для которой подбираются подтверждения. Итак…

Жил-был в 1449 – 1478 гг. Джордж Плантагенет, третий сын Ричарда Йорка. Когда его брат Эдвард стал королем Англии в 1461 году, Джордж стал герцогом королевской крови с титулом герцог Кларенс. Закончил он свою жизнь скверно, в Тауэре, куда его завел слишком длинный язык и милая привычка не пользоваться содержимым черепной коробки. Бог с ним, с Джорджем, о нем мало чего хорошего можно сказать.

Тонкость состоит в том, что к моменту захвата трона Англии Тюдорами, потомки Джорджа вдруг оказались единственными потомками прямой йоркистской линии без пятна на происхождении. Как известно, все дети короля Эдварда IV и Элизабет Вудвилл были объявлены Ричардом Глочестером (Ричардом III) бастардами. Основанием был факт, что любвеобильный Эдвард ухитрился стать двоеженцем, то есть его брак с Лиз Вудвилл не был юридически законным. Сам Ричард не успел обзавестись наследником, после того, как его сын и жена умерли.

Конечно, Генри VII Тюдор сначала просто отменил решение парламента «узурпатора» Ричарда относительно незаконности детей короля Эдварда – ведь Генри подтверждал свои более, чем хлипкие права на трон именно браком с дочкой короля Эдварда. Оказывается, и тут были свои сложности с невестой, но это – другая история. Потом документы о неприятном решении были просто уничтожены, хотя заверенные копии-то остались.

Проблема Тюдоров была в том, что очень-очень многие жители королевства, от лордов до крестьян, считали узурпаторами именно их, а отнюдь не Ричарда III в частности и Йорков в целом. Недовольные стали группироваться вокруг очевидных фигур: потомков Джорджа Кларенса.

Единственным сыном Джорджа был Эдвард Плантагенет, 17-й граф Варвик. Все источники единодушны в том, что бедняга «не мог бы отличить гуся от петуха», потому как был то ли замедленным в развитии ребенком, то ли просто умственно отсталым. К сожалению, само его происхождение взвалило на мальчика ответственность, нести которую он был просто не способен. Сначала его любящая тетушка, Анна Невилл, попросила мужа-короля, Ричарда III, чтобы тот назначил преемником для себя племянника. Ричард жену любил, понимал уязвимость ее души после смерти сына и любимой сестры, и согласился. Анна ведь и сама уже явно умирала (то ли туберкулез, то ли сердечная недостаточность, от которой умерла и ее сестра Изабелла). Конечно, Ричард, после смерти Анны, сразу же отменил распоряжение, и назначил преемником графа Линкольна, тоже племянника – от сестры Элизабет Плантагенет. Графа Линкольна звали Джоном де ла Полем. А прецедент относительно Эдварда Варвика остался, что и стало для него смертным приговором.

Сьюард, правда, считает, что Эдвард Варвик не был обделен разумом, а просто последовательно ничему не обучался и содержался в неведении, попав в Тауэр в возрасте 10 лет. Но ведь есть свидетельства до-тюдоровских времен о том, что граф изначально не был силен разумом.

На самом деле, у Генри VII Тюдора таки были причины опасаться неразумного юноши. Не его самого, конечно, но были. В конце концов, сидел же на троне довольно долго своеобразный Генри VI, за которого правили все, кроме него самого. Для честолюбивых политиков слабый король даже предпочтительнее. Наверняка потенциальную опасность видели все, близкие Тюдорам, поэтому, сразу же после их победы при Босуорте, Эдварда Варвика переселили в Тауэр. Ни в чем не обвиняя, титула графа Варвика не лишая. Не уверена, что Генри VII посмел бы казнить, несмотря ни на что, опасного пленника. Именно потому, что тот был явно и несомненно невинен умом.

Генри VII

Но династия Тюдоров требовала вливания несомненно королевской крови, и брак между наследником, Артуром Тюдором, и Катариной Арагонской был пределом их мечтаний. Только вот Фердинанд с Изабеллой не торопились отправлять невесту в Англии. Их условием была смерть потенциального соперника потомству от этого брака. Судя по заметкам Эдварда Холла, Изабелла и Фердинанд не сомневались, что, если Варвик будет жить, не выживет династия Тюдоров. Действительно, Эдварда Варвика пытались неоднократно освободить из Тауэра, чтобы поднять восстание в его пользу. Иногда циркулировали слухи, что граф бежал из Тауэра, и надо поддержать его, как законного короля. Последней каплей стал достаточно обширный заговор слуг в Тауэре, который стал известен только потому, что кто-то из них сдуру решил привлечь к заговору лорда Саймона Дигби.

Так что Эдвард Плантагенет был хладнокровно казнен в Тауэре. Не тайно и не предательски, конечно – не тот статус у него был. Юношу обвинил суд пэров в составе 22 человек, во главе с 13-м графом Оксфордом, Джоном де Вером. Сам обвиняемый и не думал отрицать, что побег планировался. Он просто был не способен на ложь. Особо изощренные умы считали и считают, что главной мишенью в данном случае был так называемый Перкин Варбек, который участвовал в заговоре. Тем не менее, для Тюдоров опаснее был безобидный Эдвард Варвик Плантагенет.

Его казнили через неделю после казни Варбека, который действительно мог быть, а мог и не быть одним из «принцев из Башни». Хотя казнен Эдвард Плантагенет был по обвинению в государственной измене, его голову не выставили на обозрение. Голову соединили с телом, прибрали в Тауэр, и в тот же вечер вывезли по воде в августинский монастырь Бишам Прайори, где Эдвард Варвик Плантагенет и был захоронен. Возможно, так же, как и его знаменитый дед, Ричард Варвик Кингмейкер – с почетом, но тихо. Разумеется, в далеком 1537-38 гг. и этот монастырь сравняли с землей по приказу Большого Гарри Тюдора. Последний приор монастыря произнес проклятие: "As God is my witness, this property shall ne’er be inherited by two direct successors, for its sons will be hounded by misfortune". В чем-то он был прав. Владения были подарены королем Анне Клевской, и потом переходили из рук в руки.

похороны Варвика - Кингмейера

Хуже обстояла дело с другим проклятием. В Англии не было ни одного человека, кто ни осудил бы казнь «простого умом» графа. Все знали, что такое деяние – страшный грех, и все ожидали, что король за него расплатится. Действительно, вскоре новая династия короля – Тюдора поредела: в 1500-м году умер его третий сын, Эдмунд. В 1502 году умер наследник престола, принц Артур. В 1503 году умерла королева. Теперь все династические надежды возлагались на молодого Генри Тюдора, будущего Генриха VIII Английского.

от большой семьи первого Тюдора осталось всего трое: Генри VIII, и две его сестры, Мэри Роз и Маргарет

Катарина Арагонская узнала о том, как расчистили дорогу для ее брака, в первые же дни пребывания на английской земле. Она всегда считала себя ответственной за смерть молодого, невинного человека. Она верила в проклятие Тюдоров
Tags: Тюдоры
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments