Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Елизавета I - королева вызывает недоверие
sigrig
mirrinminttu
Вот все это и наблюдали Монморанси с посольством. Наблюдали, и делали выводы. Потому что вопрос о браке Елизаветы с Алансоном был сам по себе, но оценка того, может ли Франция полагаться стопроцентно на Англию, была важнее. Потому что, после провала плана покушения на Елизавету, Испания и Англия странно притихли, словно опасаясь окончательного разрыва отношений. Альба, именно в то время, попытался провести налоговую реформацию во Фландрии, что возмутило купцов Гента, Антверпена и Брюгге даже сильнее, чем присутствие в стране инквизиции. Они были не грани бунта, Вильгельм Оранский с нетерпение ожидал развития событий. Момент для вмешательства Франции был самым подходящим, и для Альбы было важно, чтобы Франция не выступила единым фронтом с Англией.

Вильгельм I Оранский

Роль якоря для обеих сторон играли двое испанцев, которых Альба послал когда-то разбираться с Елизаветой насчет нагло уведенного англичанами серебра. Серебро королева испанцам, конечно, не вернула, но испанцы, как бы по негласному желанию обеих сторон, оставались в Англии. Альба отнюдь не хотел воевать с Англией, а Елизавета любой ценой хотела бы возобновить торговлю с Фландрией. Она даже немного поприжала пиратов, обжившихся в ее портах, что страшно обидело адмирала де ла Марка. Французам не могло не прийти в голову, что стороны, в конце концов, могут и договориться, за счет Франции.

адмирал де ла Марк

Летом 1572 года герцог Альба был в отчаянном положении. Фландрия восстала, завоеванное годами терялось в считанные дни, Англия и Франция были на грани объединения против Испании, а его преемник был уже в пути, и закончить свою блестящую карьеру в качестве лузера герцог не желал. Разумеется, он решил вбить клин между французами и англичанами. Во Франции ставка была сделана на местных католиков, которые были достаточно сильны, влиятельны и свирепы. В Англии его лучшим союзником была, собственно, сама Елизавета, никак не желавшая пожертвовать своей свободой ради нового союза. Опять же, у графа Лейчестера сохранились дружеские отношения в окружении Филиппа, и в этом были свои плюсы и минусы. Правда, во Франции у семейства Дадли тоже были старые дружеские связи, но это были связи старого Джона Дадли, а Роберт был больше привязан к испанцам.

Альба сделал ставку на Францию из-за Парижа и царивших в нем настроений. Клика протестантов, во главе с Колиньи, у парижан симпатией не пользовалась, и вовсе не из-за религии. Протестанты были в моде при дворе, были в фаворе, и пользовались случаем, вмешиваясь в политику и экономику королевства. То же самое делали бы и католики, но… В герцоге де Гизе и кардинале Лотарингском было что-то, что импонировало парижской толпе гораздо больше, чем холодное высокомерие Колиньи. Не стоит забывать и того, что сама королевская семья протестантской не была. Толерантность была хороша в дни мира, но теперь, когда Фландрия запылала, в опасности оказались и французские венценосцы. Ради тотальной победы Реформации добрый адмирал пожертвовал бы Валуа, не задумываясь.

Майенн, герцог де Гиз и кардинал Лотарингский

Планируемый брак Марго Валуа с Генри Наваррским обострил ситуацию еще больше. Повернись дела во Фландрии в пользу протестантов, у Колиньи был бы под рукой король-протестант, с правом на трон через свою жену. К тому же, королю Шарлю стало казаться, что Елизавете вообще нет дела до того, что происходит на континенте. Она будет сталкивать Францию и Испанию в узких местах, чтобы играть всегда против победителя. Преуспей Франция в Нидерландах – и Елизавета немедленно вступит в союз с Филиппом.

бракосочетание Наваррца и Марго

Очевидно, именно это имел в виду Фроде, обвиняя Елизавету в событиях Варфоломеевской ночи. Если бы Елизавета вышла за Алансона в 1572, ничего бы не случилось, как думает историк. Франция поверила бы Англии, и т.д. Не то, чтобы Елизавета завернула весь проект прочь. Еще 25 июля она писала Уолсингему, что хочет увидеть Алансона, и понять, сможет ли она выйти за этого юношу замуж. Она знала, что герцог мелковат, что его лицо пострадало от оспы, но она уже была достаточно взрослой для того, чтобы не обращать внимания на такие мелочи, когда ставки были так высоки. Она была бы готова встретиться с принцем через месяц.

А в то же время дела во Фландрии повернулись в пользу католиков, когда маркиз Вителли и дон Фредерик Толедский разгромили войска Жанлиса. Сама по себе победа была довольно мелкой, но она имела далеко идущие последствия. Во-первых, она воодушевила парижан. Во-вторых, заставила насторожиться Екатерину Медичи. В третьих, подтолкнула Елизавету к пересмотру своих проектов относительно политики во Франции и Фландрии. Если Альба победит Вильгельма Оранского и французов, что будет с английской торговлей?
Метки:

  • 1
уж не светлым ли образом адмирала де ла Марка вдохновился Маяковский, ваяя нетленные строки, про широкие штанины?
:)

Эх, да разве ж в Маяковские времена штаны были? Так, брючата... Вот у пирата-адмирала штаны так штаны! Можно сказать, Штаны!

кстати, как его звали (по имени)?

обидно - не нашёл по адмиралу внятных материалов по-русски...

Да о нем и по-английски внятных нет. Может, надо искать у французов. Может - в контексте каких-то битв и событий, где он участвовал.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account